Зачем участвовать в кинофестивалях – интервью с режиссёром Анастасией Вебер

Зачем участвовать в кинофестивалях – интервью с режиссёром Анастасией Вебер

Фестивальная жизнь для кинематографистов – не просто захватывающее мероприятие, а целая отдельная сфера для творчества и нетворкинга. 

Подробно о фестивальной карьере нам рассказала Анастасия Вебер – лауреат 72-ого Берлинале, обладательница «Золотого Медведя» за лучший короткометражный фильм.

Мы с Настей Вебер учились в Институте Кино и Телевидения: я на режиссуре телевизионных программ, а она – на драматургическом. Последние 6 лет слежу за тем, как Настя формирует своё режиссёрское видение, снимает классные вещи и добивается весомых успехов. Наблюдать за этим – увлекательно и мотивирующе. Мы поболтали с Настей о том, как начать снимать кино, зачем вообще отправлять заявки на фестивали и что же такое «Трэп».

Анастасия Вебер
режиссёр Анастасия Вебер. Источник: The Voice

Эллина: В нашу последнюю очную встречу я знала тебя как студентку сценарного дела в КиТе. Но последние шесть лет наблюдаю за твоими успехам в режиссуре. Почему ты решила сменить профессию?

Анастасия: Мы с тобой прекрасно помним, что собой представлял КиТ в годы, когда мы там учились. Я и мои одногруппники – мы чувствовали себя оторванными от какой-либо практики, и, конечно, хотелось развития. 

После окончания ВУЗа я поняла, что ок, теперь у меня есть представления о том, как писать сценарий, у меня есть дипломный полный метр. Но куда идти? Как дальше двигаться – не было совершенно никакого понимания. И я решила идти учиться дальше. 

И как раз в этом году открывалась Петербургская Школа Нового Кино (СПбШНК), которую создали основатели Московской ШНК. Я поступила туда на режиссуру. Не видела смысла идти снова на сценарное, хотелось поучиться тому, что меня проапгрейдит.

Летом мы поехали на кино-интенсив в Тбилиси, который проводил Илья Томашевич. Мы там куролесили и снимали – здесь я начала понимать, что я образовываюсь как режиссёр. 

На втором курсе мы сняли короткий метр «Синдром Ио» за два дня, а на третий его показали. Он был необычным, в него был интегрирован перформанс: ближе к концу фильма главный герой зашёл в зрительский зал, забрал свою девушку и ушёл, а зритель продолжал смотреть фильм дальше. Мы этот момент засняли и вставили в фестивальную версию.

Зачем участвовать в кинофестивалях – интервью с режиссёром Анастасией Вебер
постер фильма Анастасии Вебер «Синдром Ио»

Во время работы над «Синдромом» я поняла, что кайфую от уличного кастинга. Я гуляла по Просвету (Проспект Просвещения в Санкт-Петербурге — прим. авт.), среди панелек, наблюдала за местными пацанами и девчонками.

Режиссёр Анастасия Вебер
Егор Севастьянов, Анастасия Вебер и Анастасия Брайко – режиссёры фильма «Синдом Ио». Источник: СПбШНК

Через год «Синдром Ио» попал на фестиваль в Оберхаузене. Мы взяли там даже два приза – случился такой первый фестивальный опыт.


Фестиваль в Оберхаузене – главное событие в мире короткометражного кино. Он проходит ежегодно в конце апреля с 1954 года и, как следует из названия, в немецком городе Оберхаузен. 

Фестиваль играет большую роль в развитии немецкого и европейского кино. На восьмом фестивале 1962 года был написан Оберхаузенский манифест, с которого началось Новое Немецкое Кино

Мероприятие максимально дружелюбно к начинающим режиссёрам – здесь дебютировали такие постановщики, как Милош Форман, Вера Хитилова, Роман Полански и Мартин Скорсезе

Комиссия рассматривает около 7000 заявок каждый год, к программе в среднем допускают около 500 картин. 


В центре фильма – не герой, не история, а чувство. Это чувство я называют «Трэпом».

Э: Ты взяла «Золотого Медведя» со своим дебютным короткометражным фильмом «Трэп». Когда ты начала работать над ним работать?

А: Параллельно с фестивалем в Оберхаузене. «Трэп», знаешь, стал для меня той площадкой, где я словила все ошибки, которые только могут случиться у начинающего режиссёра. 

«Трэп» – это 20-минутный игровой фильм, который нарративно необычно построен. По сути, это калейдоскоп жизней молодых пацанов и девчонок на окраинах Питера. В центре – не герой, не история, а чувство.

И это самое чувство я называют «Трэпом» – это состояние, когда ты вроде бы давно должен был сдохнуть, но почему-то всё ещё жив. Ты живёшь между экстремальными ситуациями, и при этом ты ещё сам всё время на бешеном адреналине.

Суть этого состояния в том, что из постоянного выживания в итоге ты добываешь свою собственную правду и силу. Суперпарадоксальное явление, которое, как мне показалось, хорошо передаёт стиль жизни моих непрофессиональных актёров.

В конце фильма большая перформативная сцена, где драка перерастает во что-то более знаковое. 

Зачем участвовать в кинофестивалях – интервью с режиссёром Анастасией Вебер
Постер к фильму Анастасии Вебер «Трэп»

Э: Как ты решила отправить «Трэп» на Берлинале? Да и в целом, как вы выбирали, что подходит конкретно для этого фильма? Существует огромное количество фестивалей, многие из них очень нишевые, а Берлинский – он ещё один из крупнейших, так что это был смелый шаг.

А: В киноиндустрии есть такая отдельная сфера – фестивальное продвижение фильма. Ты нанимаешь агента или агентство, у них обычно есть стратегия, по которой они и будут продвигать твой фильм. 

Но когда мы говорим о независимом кино, о проектах новичков: стратегия обычно такая – ты будешь подавать куда только можно.

Когда я доделала фильм, я отдала его на продвижение «Eastwood» (агентство по продвижению фильмов на кинофестивалях – прим. авт.), к команде присоединился мой режиссёрский агент. Сначала мы как-то обошли вниманием Берлинале, и отправили все документы в последний день. 

Зачем участвовать в кинофестивалях – интервью с режиссёром Анастасией Вебер
Постер к фильму Анастасии Вебер «Трэп»

Это было довольно затратно. Заявки на кинофестивали стоят денег, которые платишь ты сам, как, собственно, и за продвижение. Но я ни о чём не жалею – это того стоило.


Берлинале – один из трёх главных европейских кинофестивалей. Проходит он ежегодно с 1951 года, неизменно в столице Германии.

В отличие от своих коллег, Каннского и Венецианского фестивалей, Берлинале считается самым адаптированным для зрителя мероприятием – любой человек может приехать и купить билет, и в течение двух недель посмотреть всю программу фестиваля. 

Также считается, что Берлинале – крупнейший из нишевых фестивалей. В конкурсную программу чаще попадают представители элитарного кинематографа, чьи картины затрагивают остро-социальные и геополитические проблемы. 

Главным призом является «Золотой Медведь» – его вручают за лучший фильм. «Серебряного Медведя» получают отдельные киноспециалисты и короткометражный фильм, занявший условное второе место. 

Берлинский фестиваль был первым, где отказались разделять актёрское мастерство по гендерному признаку – сегодня приз можно получить за лучшую главную роль, и лучшую роль второго плана. 

На 73-ем по счёту фестивале приняли участие фильм российской режиссёрки чеченского происхождения Малики Мусаевой «Клетка ищет птицу» и документальный фильм режиссёров Виталия Манского и Евгения Титоренко «Восточный фронт»


Э: Как проходит Церемония награждения? Тебе сказали заранее, что ты победила?

А: Нет, я ничего не знала. Главное – за несколько часов до красной дорожки быть полностью собранным. Всех участников разделяют на категории. Я была среди участников конкурса короткого метра – участвовал 21 фильм. Нас всех посадили в два минивена и повезли на Потсдамер-плац, к Дворцу Берлинале, где и проходит награждение. Все площадь перед Дворцом устлана ковровой дорожкой. Ты проходишь по ней, заходишь в зал, и дальше происходит церемония награждения. 

Вообще было очень волнительно. Там было светло, ярко, – я бы не сказала, что это был приятный опыт, если честно. Огромный стресс. 

Потом со своей наградой ты выходишь к 15-ти фотографам, которые тебя бесконечно щёлкают. 

Анастасия Вебер Берлинале
Анастасия Вебер и «Золотой Медведь». Источник: Berlinale shots

Ты подходишь к созданию фильма как червячок, который хочет узнать правду об этом мире. 

Э: Для многих из нас фестивали – это скорее про элитарное кино. Можно ли сказать, что активно участвуя в фестивалях, ты определила себя как режиссёра арт-хауса?

А: Слушай, нет, не совсем. Когда ты студент и ты учишься, у тебя вообще нет ощущения, что ты режиссёр, тем более элитарного кино. Я бы в целом к этому вопросу подходила с другой стороны. 

Для меня кино – это про исследования и эксперименты. То есть, ты подходишь к созданию фильма не как творец, которому надо сделать что-то фундаментально важное, а скорее как любопытный червячок, которому всё интересно, до всего есть дело и который хочет узнать правду об этом мире. 

То, что я залетела на Берлинале, по большой части просто удача. У нас не было знакомых там, мы отправили общую папку в последний день. Да и сам Берлинале меня не изменил – я не словила звезду, мой подход к режиссуре не стал другим. 

Э: А что тебе дала победа в Берлинале? 

А: Ну смотри, я выиграла, и после этого у меня была просто топовая неделя: мне пришло кучу предложений от агентств и продакшенов. Но потом началась [военные действия на территории Украины], и все мои диалоги закончились. Все пребывали в растерянности, и не хотели брать меня в работу, что в общем-то вполне объяснимо и понятно.

Оригинально – после Берлинале у тебя больше шансов продать свой фильм за дорого на стриминговые сервисы. Если у тебя есть наработки полного метра, найдутся продакшены, которые захотят разрабатывать его вместе с тобой. Авторитет сильно увеличивается, и шансы получить работу в качестве режиссёра и финансирование на следующие проекты тоже. Так что, «Золотой медведь» – это супертоп. Но мне сложно рассказать про все плюшки, потому что в моём случае победу нивелировала [военные действия на территории Украины]. 

Э: Где можно просмотреть «Трэп»?

А: В интернете – пока нигде. Он уже прокатился по 30 фестивалям, в апреле у нас будет фестиваль в Пусане. Иногда проходят показы в Санкт-Петербурге и Москве, но это следить надо. А так я надеюсь в обозримом будущего загрузить его на онлайн-платформы, и можно будет его посмотреть.

Зачем участвовать в кинофестивалях – интервью с режиссёром Анастасией Вебер
кадр из фильма Анастасии Вебер «Трэп»

Э: Нет ли у тебя ощущения, что рядовой зритель не сильно любит и не особо умеет смотреть короткометражное кино.

А: Мне кажется, что короткий метр – это скорее переходная форма для режиссёра, билетик к полному метра. Можно сказать, отдельный жанр.

В Европе он воспринимается хорошо, есть отдельные стриминговые сервисы, где ты можешь посмотреть короткометражки. Государство и фонды всячески спонсируют кинопроизводство, киношколы тоже выделяют бюджет и технику. Так что здесь короткий метр не такой ущербный, как в России. 

Но у нас тоже есть сервисы, продвигающие именно короткометражки, например, Пилигрим. 

Э: Технологии развиваются, появляются видеографы, которые зачастую снимают любопытные вещи, но хранят их на YouTube или Vimeo, потому что считают, что их работы недостойны фестивалей. Как ты думаешь, правы ли они?

А: Перед «Трэпом» у меня случился опыт поездки в Оберхаузен, наш преподаватель посмотрел «Синдром Ио» и сказал: «Отправляйте». И поэтому со вторым фильмом у меня уже вопрос не стоял – я уже знала, что фестивали – это суперкруто, там наливают бесплатное пиво, а ещё там много классных людей, которые тебя понимают с полуслова. Это твои люди – со схожими проблемами и взглядами. 

Иногда маленькие фестивали по денежным призам получаются выгоднее больших, потому что, например, Берлинале – супер: оно даёт огласку твоему фильму. Но там нет денежного приза вообще. А у Instant 36, который принимает фильмы, снятые за два дня, главный приз в две тысячи евро. Это дело надо изучать, существуют отличные сайты типа Film Free way, где вы можете зарегистрироваться, загрузить свою картину и отправлять заявки.

Ещё такой прикол: вы можете писать фестивалям напрямую и просить вейверы – объяснять свою ситуацию, мол, я режиссёр российского независимого кино (если вы из России), у меня нет возможности внести взнос за участие, дайте пожалуйста вейвер. Или описать свою конкретную ситуацию. Фестивали часто идут навстречу – дают бесплатные промокоды.

Пока у фильма нет зрителей – он не случается.

И с этим опытом я скажу уверенно, что хотя бы отправлять свои фильмы – необходимо. Показывать то, что есть – необходимо. Речь не идёт о парадигме успеха и неудачи: кино должно быть показано. Пока у фильма нет зрителей, пока вы не слышите фидбек, пока вы элементарно не видите его на экране (для чего оно и создано, собственно) – он не случается. 

На любой фильм найдётся свой фестиваль и свой зритель – это я гарантирую.

Понравился материал? Поделись с друзьями:

От «Психо» до «Крика»: Эволюция кровавого жанра «слэшер» Предыдущая запись Эволюция «слэшера»: От «Психо» до «Крика» и фильмов Тая Уэста
В российский прокат официально вышла четвёртая часть франшизы «Джон Уик». История о киллере, изначально мстившем бандитам за убийство собачки и украденную тачку, не устаёт расширять мир и поднимать ставки. В этот раз мистер Уик воюет, кажется, со всем миром, и вновь делает это чертовски эффектно. Следующая запись Баба-Яга уходит на пенсию. Снова: рецензия на фильм «Джон Уик 4» (2023)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *