Возвращение кровавой маски: новый «Крик», который одобрил бы Уэс Крэйвен

Крик

Можно ли воскресить из мёртвых? В жизни — нет, а в кино — да, точнее возродить и обновить франшизу. Психопат в маске с ножом вернулся на экраны, чтобы выяснить, как сильно фанаты любят слэшер «Крик».

«Это кино я уже видела», — произносит Сидни Прескотт, поднимаясь по лестнице с пистолетом, полная решимости убить очередного маньяка. Франшиза «Крик», начатая в далёком 1996 году неподражаемым Уэсом Крэйвеном, вернулась на экраны спустя 10 лет. В 2011 году был снят четвёртый фильм — последний в карьере Крэйвена, который скончался в 2015 году. Но наследие великого маэстро киноужасов продолжает жить.

Перед нами риквел — гибрид ребута, ремейка и сиквела. Создателями очередной части когда-то постмодернистского, а теперь уже мета-хоррора стал режиссёрский дуэт Мэттью Беттинелли и Тайлера Джиллетта, который прославился чёрной комедией «Я иду искать». Им выпала одновременно честь и проклятье — снимать продолжение культовой франшизы. Первые фильмы Крэйвена были саркастичными пародиями на хоррор-жанр, которые переворачивали его с ног на голову, вскрывая все болевые точки. Эти слэшеры славились лужами крови, незаурядными убийствами, напряжённой детективной линией и подтекстами о социальной ответственности кино.

«Крик» был авторским кубиком Рубика, наполненным отсылками к классике жанра и их анализу. Новая часть, оставаясь верной канону, добавила свежести и актуальности во франшизу, за счёт в том числе и упоминания современного кино, но при этом не ушла в паразитирование на творении масскульта.

Перед нами снова городок Вудсборо, в котором начинают происходить безжалостные убийства, совершенные человеком в маске. Молодые ребята попадают под нож один за другим, пока главная героиня Сэм вместе со своим бойфрендом Ричи (Джек Куэйд из «Пацанов») пытается выяснить личность маньяка. Конечно же, за помощью обращаются к старой гвардии — Сидни Прескотт, Гейл Уэзерс и Дьюи Райли (к своим ролям вернулись Нив Кэмпбелл, Кортни Кокс и Дэвид Аркетт). Но легенды великого противостояния добра и зла не жаждут снова ввязываться в жуткое кровавое приключение, где цена игры — твоя жизнь.

Крик

В целом сюжет почти не отличается от предыдущих частей франшизы, обилием крови и насилия тоже. Оригинал препарировал жанр фильмов ужасов и любовь к сиквелам, и новая часть вторит устоявшимся традициям, рассуждая о том, как правильно продолжать истории. В дополнение тут затрагивается противоречивость современного тренда создания кино вне канона, что, например, многими было раскритиковано в «Матрице».

Постановщикам пятого «Крика» нужно было ввести новых героев, а также грамотно вернуть уже полюбившихся «старичков». Пусть кратко и урывками, но довольно внятно нам объясняют, как сложились судьбы у Сидни, Гейл и Дьюи, а также показывают ещё несколько неожиданных камео. Если вспомнить о том, что брак Кортни Кокс и Дэвида Аркетта родился на площадке «Крика» и распался через два года после четвёртой части, кинодрама их героев обретает дополнительный подтекст. Возможно, из-за возвращения троицы немного не хватило времени новеньким, поэтому многие персонажи не были раскрыты, а запоминаются имена только выживших, да убийцы. Но всего не уместишь в ограниченный хронометраж.

Создатели риквела изобретательно нагнетают атмосферу, усиливают напряжение в сценах, бессовестно заигрывая со зрителем. Местами они специально вытягивают на максимум старые хоррор-приёмы, чтобы вместо страха вызвать, скорее, смех. До самого финала сложно предугадать, кто же убийца. Авторам удалось прекрасно обыграть культовую сцену в душевой, процитировав «Психо» Альфреда Хичкока на современный лад. В новом «Крике» всё также сильны и выносливы женские персонажи — всё, как завещал именитый хоррормейкер. А финальная сцена, пожалуй, становится искренним признанием в любви творению Крэйвена и оммажем на то, с чего всё началось в 1996 году. Она словно замыкает круг франшизы (хотя невесомые намеки на продолжения имеются).

Крик

Если в 90-х — начале 2000-х мастер киноужасов искал ответ на вопрос, несёт ли хоррор-жанр моральную ответственность за появление психопатов и преступников, то кинопотомки гения изучают другую плоскость влияния на умы XXI века — социальные сети и форумы. И пусть в юношеском максимализме, безрассудстве новых героев и пафосных речах убийцы ощущается некая наивность слэшера Беттинелли и Джиллетта, в нём всё же чувствуется самобытность и удовольствие режиссёров от проделанной работы.

«Не спеши, они возвращаются», — говорят героини в конце, делая финальный выстрел в маньяка. В последние несколько лет киномир доказал нам, что это же можно сказать и о фильмах, чьи корни растут из 90-х. Но такой реюнион, как в новом «Крике», пожалуй, великий и могучий Уэс Крэйвен одобрил бы. О культовом хоррормейкере и его творениях — можно прочитать в этом материале.

Понравился материал? Поделись с друзьями: