Серые зоны, гуманизм и этическая дилемма в драме «Добрый медбрат»

Добрый медбрат

В «Молчании ягнят» помимо расследования убийств изучалась этическая сторона нездоровых отношений между Ганнибалом Лектором и агентом ФБР Клариссой Старлинг. Еще одно мнение на эту тему нам предлагает драма «Добрый медбрат» от Netflix.

Фильм рассказывает историю медбрата по имени Чарльз Каллен (Эдди Редмэйн), который за 16 лет карьеры убил около 300 человек в девяти больницах США. В одной из них он встречает Эми (Джессика Честейн), которая становится его хорошей коллегой и ничего не подозревающей подругой. Постепенно она выясняет правду, и это ставит ее перед сложным выбором.

Из-за популярности тру-крайм жанра стриминги конкурируют друг с другом за лучшую экранизацию «на реальных событиях». Тепло принятый на кинофестивале в Торонто «Добрый медбрат» как раз один из таких проектов. В основе фильма, снятого режиссером Тобиасом Линдхольмом, лежит книга Чарльза Гребера «Хороший медбрат. Правдивая история медицины, безумия и убийства», рассказывающая о сотруднике медучреждения, который погубил жизни ни в чем не повинных пациентов. Причем возникает ощущение, что Каллену было все равно, кто умрет из-за его игр с системой здравоохранения.

Сам Чарльз в реальной жизни так и не раскрыл мотив своих преступлений, но в фильме герой Рэдмейна объясняет свои поступки фразой: «Потому что меня не поймали», намекая на явные проблемы в системе здравоохранения США. По словам самого режиссера, он хотел добиться подобного акцента: показать, насколько статус и репутация для больниц важнее сопутствующих жертв.

Добрый медбрат

Но все же главная тема, которую препарирует Тобиас Линдхольм — это этическая дилемма, возникающая из-за отношений Чарли и Эми. Как добро может уживаться со злом? Можно ли испытывать любовь и сочувствие к убийце без мук совести? Гумманное отношени — это привилегия только законопослушных граждан? Тут «Добрый медбрат» попадает в абсолютно серую зону, где нет правильных ответов. И герои вынуждены в слепую выяснять, что хорошо, а что плохо для них самих. В этом и заключается уникальность этой истории — режиссер даже не пытается судить и оценивать персонажей с точки зрения общеморальных ценностей. Фильм изучает происходящее с личной позиции каждого героя. Как бы ты поступил на месте героини Джессики Честейн?

Невероятная удача этой киноленты — каст. Эдди Рэдмейн и Джессика Честейн — актеры большой глубины, заслуживающие всех комплиментов за игру в «Добром медбрате» и преданость профессии: для подготовки к съемкам они оба прошли обучение в «школе медсестер». В фильме очень много крупных планов, поэтому внимание неосознанно концентрируется на мельчайших изменениях мимики, повороте глаз, подергивании губ. Уровень эмоциональной напряженности и тревоги создается не искусственными методами, а в основном за счет тонкой игры актеров на пределе возможностей. Частично показанная в трейлере сцена в кафетерии — это, пожалуй, пик, где, наконец, происходит водораздел, оставляющий глубокие впечатления. При этом сама мизансцена выстроена довольно просто.

Добрый медбрат

Не меньшее внимание уделяется и пластике: в движениях героя Рэдмейна чувствуется отталкивающая инаковость, а Честейн будто на своем опыте знает, что такое кардиомиопатия. Дополнительным бонусом к впечатляющей актерской игре идут интересные ракурсы, визуальные находки, цветокоррекция кадра — все это работает на создание атмосферы, задавая нужный тон истории.

Хочется упомянуть и Ким Диккенс. Звезда спин-оффа «Ходячих мертвецов» здесь проявила себя очень хорошо. Несмотря на то, что ее роль небольшая, у нее было несколько сцен, где она выдала сильный перфоманс.

Правда есть все же одно замечание к «Доброму медбрату», но оно адресовано конкретно тем, кто занимался российской локализацией фильма. Поскольку судя по последним словам, главный герой этой истории — вовсе не медбрат.

Добрый медбрат

Можно ли приручить преступника, тем более убийцу, используя только доброту? Где та грань, когда кончается человек и начинается монстр? Об этом можно рассуждать много и долго. И благодаря «Доброму медбрату» в этом вопросе стало еще чуть больше серого и неоднозначного, как и в любом разговоре о людях.

Понравился материал? Поделись с друзьями: