Несовершенства и тайны материнства в драме Мэгги Джилленхол «Незнакомая дочь»

Незнакомая дочь

На Netflix вышла драма «Незнакомая дочь», получившая на Венецианском фестивале приз за лучший сценарий. Заслужена ли награда, и стоит ли смотреть?

Фильм — режиссёрский дебют Мэгги Джилленхол — рассказывает об университетской преподавательнице по имени Леда Карузо, которая в поисках уединения в отпуске отправляется на греческий курорт. Там она встречает молодую мать Нину, и это знакомство пробуждает в героине забытые воспоминания о прошлом.

«Незнакомая дочь» — экранизация одноимённой новеллы итальянской писательницы Элены Ферранте. В оригинале фильм называется The Lost Daughter, что дословно переводится, как «потерянная дочь», и это, пожалуй, лучше отражает суть драмы, чем сделанная в России локализация. Джилленхол изучает противоречивость взаимоотношений родителей и детей, показывая ожесточённый поединок настоящего с прошлым.

Незнакомая дочь

Леда Карузо, наблюдая за жизнью молодой матери с дочкой, проецирует происходящее на себя и окунается в забытые события минувших дней. Беспомощность, усталость, одиночество, эгоизм и невозможность владеть своей жизнью, которая теперь неразрывно связана с ребёнком, — эти чувства через себя пропускают матери в фильме Джилленхол. Сожаление и разочарование наравне с радостью и счастьем попеременно читаются в глазах то Оливии Колман, то Джесси Бакли — дуэт двух прекрасных актрис, играющих одну героиню, пытающуюся справиться со своей противоречивостью в разные периоды жизни. Выразительная игра Дакоты Джонсон — единственная подсказка, чтобы разглядеть актрису в чертах молодой матери Нины, так хорошо вжилась она в образ. Появляется в кадре и Эд Харрис, прекрасно разбавляющий родительскую драму своей простотой и дружелюбием.

Незнакомая дочь

Не только контекстно, но и визуально «Незнакомая дочь» делится на две части: первая более светлая, легкая, а во второй чувствуется тревожность и тяжесть. В начале в кадре преобладают тёплые, мягкие цвета, иногда даже приглушённые. Но чем глубже Леда Карузо погружается в свои душевные глубины, тем контрастнее и холоднее становится картинка, даже возникает ощутимое напряжение. В последние десять минут Мэгги Джилленхол показывает, к чему в итоге привёл «личный ад» героиню Оливии Колман, какая из двух частей возобладала в истории.

Далеко не всем может быть близка драма материнства в фильме «Незнакомая дочь», особенно если нет подобного опыта. Но чувство сопричастности к происходящему возникает благодаря работе с ручной камерой оператора Элен Лувар: часто она снимает близко и порой даже без фокуса. Её кадры приобретают эмоциональность, становятся более интимными и личными. Создаётся ощущение, будто находишься рядом с героинями Колман и Джонсон на греческом курорте. Да и сами вопросы, которые поднимаются в фильме, по сути понятные и вневременные.

Незнакомая дочь

Психологическая драма «Незнакомая дочь» начинается довольно размеренно, повествование ведётся неспешно, местами даже затянуто, и только к концу набирает обороты. Из-за этого может быть скучно наблюдать за метаниями Оливии Колман и двусмысленными взглядами Дакоты Джонсон. Но учитывая, что это режиссёрский дебют Мэгги Джилленхол, то такая неторопливость простительна. И более того, это полностью компенсируется многогранностью истории, которая не пытается нравоучать, а, скорее, показывает, что люди — существа несовершенные и заслуживающие сочувствия.

Понравился материал? Поделись с друзьями: