Из мюзикла в фильм, из фильма в ремейк – такой вот непростой путь картины «Вестсайдская история» от Стивена Спилберга. Особенно если учесть, что оригинал 1961 года получил 10 Оскаров и является одним из столпов американского кинематографа. За мной, читатель, и я поделюсь с тобой такими знаниями!

Синопсис

Возьмите «Ромео и Джульетту», перенесите их в Нью-Йорк образца 1957 года и замените Монтекки и Капулетти на две противоборствующие банды, которые никак не могут поделить территорию – и вот у вас получилась яркая, красивая и даже брутальная «Вестсайдская история».

Это история Тони (Энсел Элгорт) и Марии (Рэйчел Зеглер), чья молодая любовь подвергнется испытаниям со всех возможных сторон. Сможет ли она преодолеть расовые и гендерные стереотипы и выжить в нашем жестоком мире, или же ей суждено умереть, не успев окрепнуть?  

Вестсайдская история

Постановка и актёрский вклад

Итак, наш главный вопрос – получился ли у Спилберга хороший мюзикл? И ответить на него оказывается очень непросто.

С одной стороны – это удивительно красивый фильм, с шикарной хореографией Джастина Пека, которая идеально подчёркнута отличными костюмами. Плюс сам музыкальный материал от мастодонтов Леонарда Бернстайна и Стивена Сондхайма (мой траур ещё не окончен) граничит с гениальностью, взять хоть тематический и лейтмотивный планы.  Аранжировки божественны, операторская работа проделана просто нереальная. Спилберг – огромный молодец. Конечно, лёгкая наивность любви до гроба с первого взгляда иногда смущает, но тут стоит больше винить «Ромео и Джульетту».

С другой стороны… Нет, об этом позже. Сначала пройдёмся по работе с актёрами. И первое, что мне хочется заметить – я влюблена в то, что они сделали с Валентиной, персонажем пуэрториканской актрисы Риты Морено. В либретто мюзикла владельцем маленькой аптеки был Док, но когда у вас в распоряжении есть Рита Морено, получившая Оскар и Золотой Глобус за свою работу в оригинальном фильме, то решение заменить Дока на его вдовствующую жену – это идеальное попадание, даже не хочется искать в этом всём актуальную «повесточку».

Вестсайдская история

«Вестсайдская история» также может похвастаться прекрасными молодыми талантами. Рэйчел Зеглер безумно трогательна, Ариана ДеБос (Анита) и Дэвид Альварез (Бернардо) отлично отыгрывают, но ярче всех выделяется Майк Фейст (Рифф). которого могут узнать по вокалу фанаты другого мюзикла, «Дорогой Эван Хансен».

Поверхностные проблемы мюзикла

И тут мы впервые натыкаемся на недостаток – вокал Элгорта звучит очень слабо на фоне своих товарищей. И дело не в том, что он поёт плохо – наоборот, он попадает в ноты и делает это даже мило, но уж с перебором тихо и неустойчиво. Сыграй он в более современном мюзикле, и это было бы не так заметно, но мы с вами говорим про классику Бродвея, где такая роскошь не позволительна.

Вестсайдская история

Плюс моей личной трагедией стало присутствие на экране Брайана д’Арси Джеймса, потрясающего певца с красивым глубоким голосом, которому не дали ни одной песни. Как так?!

Ещё один минус – при всей красоте постановки балетные па в исполнении подростковых группировок выглядят немного глупо. Я должна их бояться или над ними смеяться?

И последнее – попытка повысить эмоциональный накал в некоторых сценах заставляет задаться вопросом, а правильно ли у персонажей расставлены приоритеты? Пример: в одной из сцен происходит нечто ужасное, а два женских персонажа вместо того, чтобы убиваться от горя, поют про любовь Марии и Тони. В оригинале было примерно то же самое, но такого отторжения не вызывало – мелкие изменения наложились в большой снежный ком и вызвали подобный эффект.

Немного теории, более глубокие проблемы или почему «Вестсайдская история» работает хуже, чем должна

Факультативная рубрика специально для тех, кто хочет стать чуточку более подкованным в том, почему после просмотра некоторых мюзиклов остаётся удовлетворение, а после других – только мысль «Зачем они так много пели?». И почему новая «Вестсайдская история» внезапно падает во вторую категорию. (Если вам не особо интересно моё длинное занудство – можете перейти сразу к итогам.)

Вестсайдская история

Итак, детишки, немного теории. Все мюзиклы можно условно поделить на три типа: песни в них могут быть diegetic (для упрощения буду называть их «аутентичными»), non-diegetic («неаутентичными») и смешанными.

«Аутентичными» песнями являются те, которые вписываются в мир фильма или постановки. Хрестоматийный пример – в «Кабаре» 1972 года все музыкальные номера исполнялись со сцены, поэтому персонажи их слышали на самом деле.

«Неаутентичными» же являются те песни, которых другие персонажи как бы не слышат и которые существуют только для зрителя. Любая фоновая музыка является «неаутентичной», потому что персонажи не реагируют на неё. Или же «Мама Мия!», в которой Мэрил Стрип внезапно начинает петь про победителя, который получает всё, а Пирс Броснан принимает это так, как будто она просто с ним разговаривает.

«Вестсайдская история» попадает во вторую категорию, потому что в мире фильма нет никакого обоснования тому, почему персонажи поют, а не разговаривают. Значит, нужно сделать так, чтобы у зрителя не было слишком резкого неприятия этого факта. Как этого добиваются в других фильмах?

У «Тик-так… БУМ!» есть обрамляющее повествование – то есть рассказчик, главный герой, который со сцены повествует залу свою историю как будто флешбэками, подыгрывая самому себе на пианино. То есть вроде как Эндрю Гарфилд поёт посреди кафе, но при этом у нас есть тому обоснование. Мы понимаем, почему всё так, а не иначе.

Или же «На высоте мечты», где каждый музыкальный номер сопровождается яркими спецэффектами, в которых персонажами нарушаются законы гравитации, по небу летят рулоны с тканями, а на заднем фоне танцуют манекены. То есть зрителю утрированно дают понять, что песня как бы «не взаправду», поэтому у него не возникает диссонанса.

Вестсайдская история

Спилберг же ушёл с головой в реализм и детализацию, что очень сильно подкосило именно мюзикловую составляющую. В оригинальной «Истории» условность некоторых декораций помогала зрителю легче поверить в то, что спорить про жизнь в Америке лучше всего в песне. Когда же мы видим настоящие улицы, реалистичную обстановку и кровавые разборки, то пение и синхронная хореография кажутся притянутыми за уши. Излишняя приземлённость и «жизнь как она есть» плохо уживаются с балетными па посреди проезжей части.

Итог

«Вестсайдская история» снова попадает в категорию поразительно красивых картин, которым вечно что-то мешает стать по-настоящему хорошими фильмами. Любителям мюзиклов рекомендовано, но вот для ознакомления с жанром предлагаю выбрать что-то другое.

Понравился материал? Поделись с друзьями: