«Прятки» — параноидальная версия параноидального корейского триллера от американца

«Прятки» — параноидальная версия параноидального корейского триллера от американца

Римейки азиатского кино с одинаковой вероятностью успеха могут стать «Отступниками» и «Олдбоем». «Прятки» из второй категории. И даже прекрасный Джонатан Риз Майерс не спасает положение.

С 31 марта в российском прокате стартовали «Прятки» (Hide and Seek) Джоэля Мура — римейк одноимённого корейского фильма 2013 года, который в своё время уже получал новое прочтение в китайской версии 2016 года. Как это часто водится, при переносе азиатского кино на рельсы американской киномашины, теряется многое: от духа и аутентичности до смыслов и подтекстов. Вот и в данном случае режиссёр отбросил в сторону всё «лишнее» и сделал упор на визуал и захватывающие действия. В прочем, и это в силу бюджета удалось едва ли.

Дом, мистический дом

Ноа Блэкуэлл (Джонатан Риз Майерс) богат и успешен, так как получил солидное наследство от отца. Но в его уже ставший привычным роскошный и размеренный мир врывается хаос в виде призрака из прошлого — брата Джейкоба.

Ноа приходят просроченные счета родственника из некоего затхлого жилого дома, некогда бывшего роскошным отелем. В надежде найти Джейкоба Ноа отправляется в загадочное здание, полное колоритых персонажей и тайн, отчаянно напоминающих о мрачных событиях их совместной юности.

Прятки фильм

В плане экспозиции у фильма «Прятки» полный порядок. Неоднозначный главный герой, который постоянно пытается от чего-то отмыть руки, чтобы зритель ломал голову, что у него за тайна такая. Мистический ореол полуразрушенного здания, в котором есть и молчаливая бабуля с матрёшками, и одноглазая девочка с заразительным смехом, и возникающие на стенах надписи. И сценарий, обозначающий сразу несколько сюжетных троп, которые намекают на возможность увидеть нечто большее, чем хоррор категории B.

… а потом там будет такое

И вот, когда зритель уже максимально готов получать острые ощущения от призраков загадочного дома, удивляться остроумной критике социального неравенства, вшитой в канву повествования, пытаться вместе с героем Риза Майерса удержаться на эмоциональных качелях, фильм «Прятки» рассыпается на части, как штукатурка в здании, где разворачиваются основные события.

Один дешёвый (во всех отношениях: и визуально, и по задумке) эпизод идёт за другим, персонажи появляются и исчезают, сюжетную логику на обе лопатки укладывает любой возникающий в процессе вопрос (а их будет немало). Во всём чувствуется сумбур, сбивающий с толку. В один момент герой получает по лицу, а в другом это уже никого не волнует. Персонажи вообще регулярно странным образом реагируют на всё происходящее.

Из-за этого «бу»-моменты совсем не пугают, герой и его действия не вызывают эмпатии, а обозначенные интриги не держат в напряжении. Хочется, чтобы это всё уже просто закончилось. И это при ультракоротком по современным меркам хронометраже в 1 час с небольшим. Есть ощущение, что в попытках вывести градус паранойи на иной уровень, режиссёр Джоэль Мур сам впал в паранойю, которая загнала его куда-то не туда.

Прятки Джонатан Риз Майерс

Единственный козырь фильма «Прятки» — попытки Джонатана Риза Майерса придать своему герою объёма. Он играюче переключается из режима добродушного семьянина в мужчину, одержимого желанием добраться до истины любой ценой. Вот только развернуться ему негде. Тут и рамки хронометража давят, и предсказуемое развитие характера, и попытки не дай бог не зайти на территорию чего-то более сложного, чем обычный развлекательный ужастик. Но достаточно ли этого для просмотра фильма? Едва ли.

Трейлер:

Понравился материал? Поделись с друзьями: