«Қаш»: новое дыхание кинематографа в Казахстане

Қаш обзор

Как этно-хоррор «Қаш» становится массовым кино и о чем на самом деле снял фильм Айсултан Сеитов.

В Казахстане состоялась премьера дебютного фильма казахстанского клипмейкера Айсултана Сеитова – «Қаш». Айсултан известен публике работами для Jah Khalib, Скриптонита, Мияги & Эндшпиль, Ивана Дорна, а еще для Kanye West и Offset. На создание фильма у команды ушло около двух с половиной лет, при поддержке студии QARA. И еще с момента объявления тематики «Қаш» – периода колонизации и голодомора 1930-х годов – проект приковал к себе внимание зрителя.

Действительно ли Айсултан Сеитов – молодая надежда нового кино в Казахстане? Верно ли сравнивать его с Кантемиром Балаговым? Узнаем из нашего обзора-мнения на дебютный проект. Мы не включали в него сюжетные спойлеры, лишь делились впечатлениями, поэтому можете смело продолжать чтение.

О чем фильм «Қаш»?

Во время голода 30-х годов в Казахской АССР могильщик Исатай отправляется в ближайший город на рискованную миссию по спасению своего аула, но на пути ему встречается странник, который указывает путь, ведущий в никуда.

Жанр и тема

Пожалуй, главное заблуждение вокруг фильма кроется именно в теме. Сразу после того, как Айсултан заявил о периоде, во время которого происходят события, комментаторы в Сети озвучили свои ожидания. И среди них общей нитью стал вывод – это будет историческое кино с высказываниями против политики советской власти в Казахстане. 

Но ожидания зрителей не имеют ничего общего с задумкой автора – не в полной мере. «Қаш» – история отдельного человека, вынужденного выживать в сложившихся условиях. Это личная драма. Это борьба каждого действующего персонажа. Это боль народа глазами одного героя. Но нисколько не политическое высказывание.

Официально жанр получил название «Этно-хоррор». И таковым фильм и является от начала до устрашающего конца. Это совершенно точно хороший слоуберн и кино, похожее на притчу. Это минимализм. Это путешествие по бескрайней холодной и мрачной степи в поисках ответов. И ответ мы совершенно отчетливо получаем в финале.

«Қаш»: новое дыхание кинематографа в Казахстане

«Қаш» – тот редкий и уникальный случай, когда арт-хаус становится чем-то массовым, тем более в Казахстане. Поясню – местный зритель не привык к подобным картинам, их просто раньше не снимали. А если и снимали, то представляли такие фильмы лишь на международных кинофестивалях, но до кинотеатров доходили они в малой степени и не получали должного внимания. 

Сейчас же картина такая – зритель массово скупает билеты и отправился в кино, чтобы поддержать молодого режиссера. Можно заметить, что в залах публика совершенно разная – от детей до людей преклонного возраста. И впечатления у всех тоже разные. Но ради этого мы и смотрим хорошее кино – оно должно запоминаться, быть понятным для любого поколения и вызывать эмоции. 

К тому же, если поддержка и положительные комментарии в соцсетях выльются в кассовый успех – это хороший знак для отечественных картин и молодых талантов. Казахстанское кино сможет выйти за рамки бесконечных комедий и криминальных боевиков, и открыть дорогу уникальным работам в кинотеатры.

Возможно, что именно по этой причине в интернете Айсултана Сеитова сравнивают с Кантемиром Балаговым, с которым, они, к слову, друзья. Кантемир сумел дать российскому кино больше смысла, собрал вокруг себя молодую аудиторию, но его отличает и успех зарубежом – западные кинокритики очень положительно отзываются о его работах. Айсултану это только предстоит.

Актеры

Каш актеры

На главные роли команда выбрала профессиональных актеров – Еркебулана Дайырова и Ондасына Бесикбасова. Что, безусловно, стало огромным плюсом, ведь они прекрасно справились с серьезными эмоциональными сценами. Дебютом стала работа юного актера – Султана Нурмуха, который, к слову, тоже прекрасно справился с задачей. Здесь же отметим работу гримеров и костюмеров – все в духе времени, точно до мелочей.

Операторская работа

«Қаш»: новое дыхание кинематографа в Казахстане

Скорее всего, это было ожидаемо. Ожидаемо, что клипмейкер выстроит каждый кадр настолько идеально, что практически каждая минута фильма несет в себе определенную эстетику и смысл. Визуально к картине никаких претензий нет. Работа с пространством, широкой степью и минимальным количеством людей в кадре выполнена на отлично. Яркие цвета, акценты и тени – выстроены правильно. Чего только стоит открывающая сцена, от которой у вас сразу побегут мурашки. Она задает ритм всего фильма.

Символизм

Для дебюта выбрать фильм с культурным кодом – дорогого стоит. Айсултан не отрицает, что сильное воздействие на него оказало корейское кино, которое, несмотря на свою уникальность, становятся интересным всему миру. Особо хочется отметить, что вышел фильм именно на казахском языке с русскими субтитрами (для большего охвата аудитории).

И при просмотре рекомендуем обратить на детали, каждая из которых играет свою роль. Если вы не знакомы с казахстанской культурой, мы перечислим лишь несколько:

  • Формат 4 на 3. Да, это не широкоэкранный привычный всем формат кино. Но и выбран он не случайно. Такой экран сразу ассоциируется с советским прошлым, подмечая, за рамки чего не могут выйти персонажи истории.
  • Никаких ярких красок. Фильм в едином выстроенном цветокорре с акцентом на безысходность, голод, пустоту и обреченность.
  • Мистика и смерть – два акцента, которые преследуют не только героев фильма, но и зрителей. Даже имя одного из героев — Алим – созвучно со словом «өлім», что с казахского переводится как смерть.
  • Қаш, кстати, переводится как «беги». И фраза прозвучит в фильме в самый нужный момент. Но при этом, еще до начала кино, можно увидеть героев на постере фильма, будто запечатанных внутри одного круга. Еще один знак, что бежать им некуда.
  • Степь – всегда имела огромное сакрально значение для всех тюркских кочевников. Это то, что советская власть хотела искоренить у целого народа. Мы знаем несколько фильмов, где герои могут заблудиться в пустыне и бороться со стихией. Но много ли вы фильмов знаете, где подобное происходит в степи?

«С самого начала у фильма была формула — я хотел рассказать историю о заблудившихся в степи людях. Постепенно пришел к мысли: «Что такое ландшафт Казахстана? Это степи. Могу ли я снять фильм о лабиринте, в качестве которого использую степь? Могу». На тот момент уверенности в себе хватало», – говорит в интервью Айсултан Сеитов. Рекомендуем прочитать полную версию его разговора с Кантемиром Балаговым. 

«Қаш»: новое дыхание кинематографа в Казахстане
  • Разбитый и горящий шанырак – это верхняя конструкция юрты. Всегда был символом единого народа и его символ «отвечал» за связь человека с высшими силами. Есть, о чем задуматься.
  • Героиня Айман воплощает собой образ Жезтырнақ – демонического персонажа казахской мифологии из легенд и сказок. Она обладает магической силой и может как и ведьма читать заговоры и насылать проклятья. 
  • Игра на национальных музыкальных инструментах, как шанкобыз. Его звучание особенно устрашает в непроглядной ночной тьме.
  • Асыки – предмет национальной игры, распространенной среди детей.
  • Сны – несут в себе особый символизм. Например, закопанный в земле человек может намекать и на то, насколько герой оказался в тисках, был неспособен управлять собственной жизнью и решениями. 
  • Бадизы в степи – это камни, с лицами людей, издревле устанавливаются тюркскими племенами. У них несколько значений: камни в качестве ориентира или же камни для поминания убитых врагов.
  • Сандык или сундук – всегда занимал особое место в культуре и традициях Казахстана. В сундуке не только хранили вещи, но и передавали их по наследству. И связывают его также с богатством семьи. В фильме у предмета особое значение.
  • Звук и музыка – тоже играют свою роль. Всегда точно в моменте, всегда с нарастающим напряжением, всегда погружают в событие. И это не просто «включение» или «сопровождение», это отдельный сюжетный элемент.
«Қаш»: новое дыхание кинематографа в Казахстане

Немного контекста

Да, в современных реалиях и контексте, «Қаш» обретает новые смыслы. Хотя, идейно создавался он еще в 2020-ом году. Но геополитика всегда остро смешивается с социальным, поэтому сравнений, отсылок и скептицизма от массового зрителя фильму не избежать. Повестка такая, и от нее не скроешься.

К тому же, раньше всю информацию о теме ашаршылық (массовом голоде) можно было получить лишь из документалок и интервью историков и политологов. Фильм, хоть и не заходит на территорию исторического кино, но все же войдет в список обязательного просмотра при знакомстве с этим периодом. А еще, возможно, подтолкнет местный кинематограф говорить на подобные острые и социальные темы.

«Қаш»: новое дыхание кинематографа в Казахстане

Стоит ли смотреть?

Ощущения после просмотра можно описать как «стоит ком в горле и тяжесть». Но дотянуться он сможет до каждого «думающего» зрителя. «Қаш» точно смог дотянуться до отечественного зрителя и передать скорбь всего народа. И именно с таких картин должна зарождаться новая казахстанская волна современного кино. Все еще неизвестно, будет ли фильм показан на стримингах, но, судя по комментариям, его очень ждут в России, Беларуси и даже США.

Фильмы с большим количеством визуальных символов, метафор и смыслов дают повод размышлять об определенных темах, обсуждать их и «переваривать» после просмотра. И дают повод ждать нового фильма от молодого режиссера, ведь если это его почерк, то таких картин хотелось бы видеть в прокате еще больше.

Понравился материал? Поделись с друзьями: