В этом году 20 лет исполняется «Чикаго» – фильму, который напомнил всему миру, что к мюзиклам нужно относиться серьёзно. Готовьтесь влюбиться с первых нот. В конце концов, на нашей стороне all that jazz.

О долгой дороге «Чикаго» на театральные подмостки

Идея «Чикаго» зародилась у журналистки Морин Даллас Уоткинс в далёком 1924 году, когда Морин освещала в газете «Чикаго Трибьюн» два громких дела: замужняя красавица застрелила любовника во время жаркой ссоры, а кабаре-актриса убила бойфренда в пьяном угаре. Так на свет появилась пьеса, где одна из преступниц преобразилась в Рокси Харт, а вторая – в Велму Келли. Не забыла Уоткинс вписать и саму себя под именем журналистки Мэри Саншайн. 

«Чикаго» выводило в центр внимания тему, которая была по меркам времени безумно рискованной – женщины-убийцы, которые смогли избежать правосудия. Критики были вне себя от праведного гнева, увидев на страницах удивительную неоднозначность и неслыханный накал распутства, однако все они не могли не согласиться, что «Чикаго» прекрасно передавал дух двадцатых.

Чикаго

Пьеса заинтересовала публику – постановка сорвала отличную кассу, снятый по мотивам немой фильм был благосклонно встречен зрителями. В 1969 году, после смерти Уоткинс, права на «Чикаго» были выкуплены легендарным Бобом Фосси, который заручился помощью либреттиста Фреда Эбба и композитора Джона Кэндера – и мир получил один из самых долгоиграющих мюзиклов Бродвея (проиграв эту номинацию только «Призраку оперы»).

Не предав атмосферу оригинала, творение Фосси, Эбба и Кэндера насытило материал джазом и водевильностью, попутно проведя параллели между правосудием и миром шоу-бизнеса. Циничный юмор «Чикаго» теперь сквозил из каждой детали. В одной из песен высмеивались истории, которые рассказывала о своём прошлом каждая начинающая актриса: сирота из Миссисипи, сбежавшая из дома по любви. В 1920-х года, когда прошлое человека можно было раскопать только через частного сыщика, подобные истории уже не воспринимались серьёзно и вызывали только смех.

Экранизация и главные роли

Когда Голливуд получил права на экранизацию в 1970-х годах, изначальным планом было посадить в кресло режиссёра Фосси, а на главные роли взять Голди Хоун, Лайзу Минелли и Фрэнка Синатру. Но смерть Фосси в 1987 году смешала продюсерам все планы, а угасание интереса к киномюзиклам вообще заставило студии забыть о «Чикаго» на долгие годы.

Неожиданный мировой успех «Мулен Руж» в 2001 снова напомнил о жанре, поэтому «Чикаго», наконец, достали с полки.

На место директора метил Николас Хайтнер, который утвердил на роль Рокси Харт Шарлиз Терон. Спустя некоторое время Хайтнер выбыл из проекта, уступив место Робу Маршаллу, который назначил новые прослушивания для роли Рокси. И Шарлиз проиграла их молодой и талантливой Рене Зеллвегер. Кстати, именно Маршалл придумал концепт «сценических номеров в голове Рокси», который является одним из классических примеров «аутентичного» вписывания песен в повествование.

Чикаго

Партнёршей Рене по съёмочной площадке стала роковая Кэтрин Зета-Джонс, которая согласилась на роль, так и не ознакомившись с материалом – просто потому, что очень хотела спеть «All That Jazz». Также Кэтрин отказалась от того, чтобы предстать в «Чикаго» со своими естественными длинными волосами, предложив короткую причёску. Актриса не желала, чтобы длинные волосы закрывали её лицо и внушали сомнение, что Кэтрин танцует сама.

На роль адвоката двух преступниц, Билли Флинна, планировали позвать самого Майкла Джексона, но справедливо рассудили, что он будет перетягивать на себя всё внимание. После этого продюсеры несколько раз пытались привлечь к проекту Джона Траволту, который упорно отказывался, о чём впоследствии очень сильно сожалел. Наконец, Билли Флинна закрепили за Ричардом Гиром, который очень основательно подошёл к заданию и брал уроки степа целых три месяца. Усилия окупились – его танцевальную сцену сняли всего лишь за полдня.

Чикаго

«Чикаго» во вторых ролях и эпизодах

Забавный факт: Джон Си Райли, экранный муж Рене Зеллвегер, является на удивление заядлым фанатом клоунады – он сам разработал себе образ для песни «Mister Cellophane». Более того, именно он придумал первую половину номера, в которой мистер Харт сам наносит себе клоунский грим.

В роли надзирательницы Матрону Маму Мортон режиссёр видел Кэти Бэйтс, но та была занята в съёмках картины «О Шмидте», поэтому роль отошла к Куин Латифе. Обе актрисы номинировались на Оскар за свои работы в 2003 году.

Перед началом номера Мамы Мортон можно заметить одну из заключённых, с которой разговаривает Рокси. Так в эпизодах засветилась Чита Ривера – актриса, которая была оригинальной Велмой Келли на Бродвейской сцене в далёком 1975 году.

Венгерскую заключённую сыграла актриса с русскими корнями Екатерина Щелканова, что стало причиной нескольких курьёзных ситуаций. Так, её персонаж несколько раз произносит слова на чистом русском, а её большая речь во время номера «Cell Block Tango» произнесена с таким сильным акцентом, что даже носители венгерского языка не всегда могут разобрать слова.

Понравился материал? Поделись с друзьями:

10 лучших фильмов первой половины 2022 года Предыдущая запись 10 лучших фильмов первой половины 2022 года по версии редакции «После Титров»
«Главная роль»: как Пенелопа Крус Антонио Бандераса играть учила Следующая запись «Главная роль»: как Пенелопа Крус Антонио Бандераса в кино играть учила

One thought on “20 лет спустя: Путь «Чикаго» со страниц газет до Оскара

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *