Диалоги о «Дюне»: оазис среди пустыни безликих блокбастеров

«Дюна» Дени Вильнева

Поговорим о «Дюне» Дени Вильнева с двух точек зрения: читавшего книги Фрэнка Герберта и впервые познакомившегося с планетой Арракис и конфликтом, развернувшимся вокруг неё.

Кинотеатры продолжает штурмовать долгожданная «Дюна» Дени Вильнева. Наши авторы, Варвара Ульяненок и Роман Ковалев (далее — В.У., Р.К.), отсмотрели работу канадского режиссёра и попытались ответить на несколько возникших вопросов с двух позиций: человека, который читал книгу Фрэнка Герберта (Варвара) и зрителя, впервые познакомившегося с этой вселенной в работе Вильнева (Роман). Надеемся, вы найдёте много интересного в рамках данного своеобразного интервью.

— «Дюна» удалась?

Р.К.:

Да. В этом не может быть никаких сомнений. Даже те, кто критикуют фильм за те или иные аспекты (например, за раскрытие второстепенных персонажей), отмечают великолепный визуал, выдающийся саунд-дизайн (это самый тихий из громких 100-миллионных блокбастеров), идеальный кастинг и самое главное эффект, который производит фильм, — он захватывает. Оторваться от него НЕВОЗМОЖНО.

С первых минут срабатывает план Дени Вильнева по погружению зрителя в иные миры, а в отдельные моменты даже становится трудно дышать из-за напряжения и боязни что-то упустить. Холодная созерцательная отстранённость вперемешку с редкими, но очень эмоциональными эпизодами, которую режиссёр оттачивал годами, здесь пришлась как нельзя кстати. Такой кинематографический опыт трудно забыть. Поэтому да, о «Дюне» можно говорить как об удавшемся фильме.

Дюна фильм

В.У.:

О, безусловно. «Дюна» стала объектом сильно затянувшегося ожидания фанатов по всему миру, которые уже имели на руках несколько попыток экранизации (привет, Дэвид Линч и странный мини-сериал 2000 года). Вильнев обещал с уважением подойти к материалу и порадовать знатоков Герберта. И всё же толика скепсиса отравляла ожидание, ведь мега-полотно, вдохновившее сотни, если не тысячи научных фантастов по всему миру, кажется практически неэкранизируемым.

Тем больше радости вызывает тот факт, что новую «Дюну» смотришь с откровенным удовольствием. Она оставляет очень приятное послевкусие и заставляет с нетерпением ожидать продолжения, ибо нас ждёт ещё более интересное развитие и ещё больше колоритных героев.

Вызывает ли фильм восторг? С натяжкой, скорее нет. Но он однозначно удался.

— Обязательно ли читать книгу перед просмотром?

В.У.:

Это очень сложный вопрос. С одной стороны знание книги позволило не потеряться среди лиц и мест действия, к тому же отдельный вид удовольствия доставляет тот факт, что Дени Вильнев очень много раз сделал мне, фанатке эпоса Фрэнка Герберта, очень приятно. Чего только стоят большая голова быка, висящая на стене в начале, и фраза «Он что, дразнит его?», брошенная персонажем Хавьера Бардема в конце картины.

С другой стороны Вильнев практически во всем следует букве книги, оставляя за собой право вносить лишь косметические изменения, что немного лишает происходящее интриги. Я изо всех сил старалась смотреть «Дюну» с чистого листа, но я не могу притвориться, будто слышу слова Преподобной Матери впервые, и что они вызывают у меня столько же удивления и негодования, сколько и у Пола.

Так что я одинаково за прочтение книги перед началом и за полное незнание лора. В обоих взглядах есть своя прелесть, а Вильнев даёт возможность насладиться происходящим для обеих сторон.

Первый взгляд на фильм "Дюна"

Р.К.:

Я сторонник того, чтобы экранизации были максимально близки к первоисточнику, но привносили в него что-то своё, становясь самобытными произведениями. Питер Джексон в своё время вырезал целые сюжетные арки из «Властелина колец», но в конечном итоге это не помешало ему создать полноценное и абсолютно самостоятельное полотно, которое прекрасно воспринимается в отрыве от книг Толкина.

Мне видится, что нечто подобное удалось провернуть и Дени Вильневу, который решительно настроился поделить первую книгу из цикла Фрэнка Герберта на 2 отдельных фильма. Благодаря этому мне, как не знакомому с первоисточником зрителю, было предельно комфортно знакомиться с лором и персонажами эпопеи. Неспешная манера повествования также поспособствовала глубокому погружению и привязыванию к этому миру и его героям. Возможно, знание оригинала помогает быстрее ориентироваться в происходящем и лучше понимать контекст взаимоотношений между действующими лицами, но в целом читать книгу перед просмотром совсем необязательно. Другое дело, что после просмотра это явно захочется сделать.

— Актуальны ли для современного кино сюжеты произведения 55-летней давности?

Р.К.:

Чем прекрасна «Дюна», так это тем, что поднимает множество тем (сорри за каламбур). О чём-то твердят, что называется, в лоб, как о мессианстве (в парадигме параллелей с ближневосточными религиями), пагубности колониализма и эко-проблемах. Другие скорее подразумеваются естественным образом (отношения между сыном и матерью, ценности долга и чести). Третьи только намечаются — подковёрные политические игры, структура империализма, спланированный религиозный фанатизм.

И нельзя сказать, что какая-то из тем больно устарела. Те же вопросы экологии в массовом сознании сейчас играют куда более важную роль, чем это было во времена, когда Герберт писал свои книги. Этим и отличаются великие произведения от проходных — универсальностью и вневременностью. Сам Дени Вильнев считает «Дюну» актуальной как никогда прежде. И с ним трудно не согласиться.

Джейсон Момоа Дюна

В.У.:

Путешествие героя всегда было, есть и будет актуально. Это один из древнейших сюжетов, встречающийся как в мифологии, так и в произведениях массовой культуры повсеместно, поэтому он не устареет никогда. Другое дело, что для большинства подобная арка не покажется чем-то новаторским. Но, как говорится, всё новое — это хорошо забытое старое.

Совсем другое дело, что мы живём в эпоху социальной справедливости, и многие преждевременно побегут обвинять создателей. Ведь главный герой — снова смазливый белый мальчик, а представителей нетрадиционной сексуальной ориентации вообще нет (небольшой спойлер — он тут есть, просто нам ещё не рассказали о его пристрастиях, и я не думаю, что расскажут, чтобы никого не обидеть). И тут придётся сделать скидку на то, в какое время писалась книга.

Тем более, что Вильнев постарался это дело как-то исправить, заменив расу и пол одного из ключевых персонажей. Пурист внутри меня негодует, но любитель кино понимает, что сейчас в Голливуде, увы, без этого никак. Привыкайте.

— О чём на самом деле фильм «Дюна»?

В.У.:

Если бы мне задали этот вопрос по отношению к книге, то я бы сказала, что на него ответить невозможно. «Дюна» говорит так много, что свести всё только к одной теме было бы кощунством. Просто мимоходом она проворачивает деконструкт понятия «избранный» два раза. Два раза, Карл!

Но если мы затрагиваем именно новую экранизацию, то я бы ответила, что одной из главных тем является поиск себя. Вокруг Пола Атрейдеса собралось множество людей, которые уже определились со своим путём и предназначением, что делает его беспомощность и замешательство особенно острыми. Ему ещё только предстоит как следует взвесить то, кем он может стать — герцогом, фрименом, Квисатц Хадерахом, Лисан аль-Гаибом, властителем мира или хорошим отцом. И выбор ему дастся ох как нелегко. Как и всем нам.

Дюна 2021

Р.К.:

Несмотря на обилие затрагиваемых тем «Дюна» Вильнева мне видится в большей степени метафорой взросления. Переходом от одного состояния сознания к другому. Подобному тому, как герой Тимоти Шаламе проходит свой путь от привилегированного наследника престола в знатном доме к человеку, который поведёт за собой миллионы людей, зритель может вспомнить как менял свой юношеский максимализм на прагматичность, начинал брать ответственность за себя и близких. С одной стороны такая метафора может показаться сложной и надуманной, а с другой — просто попробуйте взглянуть на фильм под таким углом и вы сами заметите очевидные, на мой взгляд, параллели.

— Почему «Дюна» — это иммерсивное кино?

В.У.:

Я всегда питала слабость к медленным и вдумчивым фильмам, которые работают на атмосферу больше, чем на краткосрочное удивление зрителя. Тут нам дают достаточно времени, чтобы почувствовать себя частью действия, и достаточно кусочков паззла, чтобы мы попытались составить мозаику самостоятельно. То есть на зрителя возлагается некая ответственность во всём разобраться, что повышает его вовлечённость.

Нельзя также обойти стороной саундтрек Ханса Циммера, который добавляет картине колорита и характера, которого так не хватает прочим подобным работам в жанре космической эпопеи. Практически первобытные мотивы смешиваются с индустриальными, внеземными звуками, что не может не произвести впечатления.

Первый официальный трейлер фильма «Дюна»

Р.К.:

Дени Вильнев намеренно сконцентрировался на истории Пола Атрейдейса и весь сюжет преимущественно рассказывает через призму его видения происходящего. Но это не просто сценарное решение и попытки упростить неподъёмную литературу, с которой не справился даже Дэвид Линч. В этом кроется желание сделать фильм максимально иммерсивным. Камера Грега Фрейзера то оказывается за плечом Тимоти Шаламе, чтобы зритель мог отождествлять себя с героем, то ударяется в ненужные на первый взгляд детали (как пропуск песка сквозь пальцы), которые на самом деле дают ещё больше возможностей не понять фильм, но прочувствовать его. Подобный зрительский опыт чаще встречается при просмотре сложного авторского кино, но, как показывает Вильнев, это можно провернуть и в дорогостоящей космической опере.

— В фильме очень много персонажей, но удалось ли раскрыть всех?

Р.К.:

Скорее нет, чем да. Но, по-видимому, такой задачи и не стояло. Совершенно очевидно, что тем же представителям Харконненов (условных антагонистов «Дюны») больше времени уделят в будущем. Тогда как первый фильм был направлен на то, чтобы в должной мере раскрыть центральных персонажей — Пола и Джессику — а также уделить время героям, которых уже не будет в дальнейшем. Такой подход видится логичным и заметно упрощающим восприятие картины для тех, кто не знаком с литературной основой.

Дюна каст

В.У.:

Пока что раскрытие персонажей больше похоже на разбросанные крошки хлеба, по которым нам ещё только предстоит пройти путь из леса. Мы пока не видели много важных героев — часто упоминаемого Падишаха-Императора, принцессу Ирулан Коррино, великолепного и очень важного персонажа Стинга из экранизации Дэвида Линча (по имени Фейд-Раута Харконнен). Также я уже и не надеюсь на появление крайне любопытных представителей гильдии навигаторов или графа Фенринга.

Однако надежда безусловно есть, что большинство припасено на будущее. Есть много упущенных возможностей и много уже почивших персонажей, которые были гораздо лучше раскрыты в книге. Но надеяться, что можно впихнуть невпихуемое, то есть раскрыть каждого персонажа за 2,5 часа, — это утопия. И я рада уже тому, как это было сделано.

— Кто из актёров крадёт зрительское внимание?

В.У.:

Все актёры подобраны отменно, каждый из них ответственно подошёл к своей задаче, поэтому вопрос ставит немного в тупик. Но если необходимо выбирать, то я скажу, что крутость Джейсона Момоа в очередной раз получила своё подтверждение. Обаянием Аквамена от него так и прёт.

Хочется немного остановиться на Ребекке Фергюсон. Я уже слышала мнения, что она недостаточно роковая для леди Джессики, плюс слишком уж эмоциональна для сестры Бене Гессерит. Готова отстаивать её с пеной у рта. Во-первых, считаю Ребекку одной из самых красивых актрис в Голливуде. Во-вторых, смотреть на безэмоциональное полено на протяжении всей «Дюны» было бы невыносимо. Тем более, что Вильнев поступил достаточно мудро, и Джессика позволяет себе плакать только в одиночестве или в крайнем случае. Отлично придумано и шикарно сыграно.

Дюна 2020

Р.К.:

Понятное дело, что лучше всех со своими задачами справился Тимоти Шаламе. Иначе не могло и быть, т.к. в противном случае фильм бы провалился. Но и другие актёры прекрасно проявили себя вне зависимости от значимости их персонажей для истории или экранного времени. Например, Хавьер Бардем. Эффектное появление на пороге дома Атрейдесов. Харизма, бьющая через край и напоминающая о том, что не так уж и давно актёр сыграл ярчайшего антагониста в бондиане. Времени в кадре у Бардема было не много, но запомниться он точно успел.

— Почему «Дюна 2» — это потенциально главный фильм в жанре на ближайшие годы?

Р.К.:

При всех достоинствах «Дюна» — это лишь одна большая экспозиция. Пролог, открывающий двери чему-то поистине грандиозному. Вильнев познакомил нас с новой Вселенной, объяснил правила, расставил фигуры на этой шахматной доске и дал сходить чёрным. На очереди — ход белых. И это должно быть грандиозно. Грандиознее, чем возвращение на Пандору, которое затянулось уже более чем на 10 лет.

О Дюне

В.У.:

Очень громкое заявление. Я бы так его не назвала, хотя я не могу сходу вспомнить ни одного фильма, который бы превзошёл «Дюну» на этом поприще. Напрашивается сравнение с Вильневским же «Бегущим по лезвию 2049», который имеет огромное преимущество перед «Дюной» — он уже закончен.

Наверно, фильму, который определит жанр и станет главной его картиной, ещё предстоит появиться, и есть небольшой шанс, что им сможет стать продолжение «Дюны», которому уже не придётся тратить столько времени на расстановку фигур на шахматном поле. Скрестим пальцы и помолимся, чтобы «Дюна» собрала хорошую кассу (на всякий случай).

— Вильнев — гений?

В.У.:

Вильнев — отличный режиссёр, и этого более чем достаточно. Скажу больше — он один из немногих режиссёров, которые конкретно меня не разочаровывают от фильма к фильму. Дени уже доказал, что он вам не бабочка-однодневка и не творец одного фильма. Слово «гений» уж слишком пафосное, но лёгкий налёт гениальности в работах Вильнева неоспорим. Благодаря ему «Дюна» стоила ожидания и стоит того, чтобы продолжать ждать. Браво.

Дюна Дени Вильнев

Р.К.:

Если раньше, то ли всерьёз, то ли в шутку было принято называть гением Кристофера Нолана, то последние работы режиссёра скорее подорвали его авторитет. Он стал превращаться в некое подобие Стивена Спилберга нулевых, который ещё вроде бы хорош, но лучшие работы уже оставил позади. Так что вакантное место блокбастерного гения вполне можно отдать Дени Вильневу. Он умеет работать с оригинальными сценариями и адаптациями. Он создаёт новые миры и поражает их визуализацией. Он формирует условия, при которых актёры показывают если не максимум, то лучшие свои качества уж точно. Главное, чтобы канадец продолжил двигаться в этом темпе и не изменял себе.

Понравился материал? Поделись с друзьями: